Fogelfrei (rotte_volf) wrote in ru_marxism,
Fogelfrei
rotte_volf
ru_marxism

Category:

Кризис левой идеи в странах Запада.

Фундаментальная характерная черта современной европейской философии, современного европейского мышления – утрата целостного мировидения. От Платона и Аристотеля до Канта и Гегеля европейская мысль проделала впечатляющий путь, сделала понимание мира достоянием разума. От Ницще, через экзистенциалистов к постмодернистам, она пошла путем отказа от собственных достижений, отказа от системы координат (оппозиции субъект-объект, понятия причинности, цели, необходимости, смысла и т.д. ), в рамках которой только и возможна надлежащая постановка вопросов о мире и их разрешение.

Постмодернизм с его принципиальными установками на отказ от системы познавательных констант стал господствующим направлением мысли западной цивилизации. Каково же его воздействие на широкий комплекс идей, которые принято называть левыми, на левый проект в целом?

Существует довольно обоснованная, последовательная критика теоретических работ Антонио Негри и Майкла Хардта (1) , работ, которые некоторые публицисты восторженно окрестили “коммунистическим манифестом XXI века”. Но многие критики упускают из виду объективный факт огромной важности –
актуальное состояние левой мысли и практики в западных странах во многом адекватно описывается введеным Негри и Хардтом понятием нового “агента позитивных перемен” – “множество” (”multitude”).

Напомним, в теории Негри и Хардта “множество” – это ансамбль “нерепрезентируемых сингулярностей” (2) возникновение которых обусловленно, по мысли авторов, качественной доминацией “нематериального” труда в современном западном обществе. В широком смысле понятия, множество это “все, кто находится в подчиненном положении, подвергается эксплуатации и трудится под властью капитала” (3). Актуализация того или иного множества проявлятся в социально-политическом пространстве как негативная реакция на тот или иной феномен, эффект, практическое следствие “Империи”. Говоря более конкретно, ансамбль множеств – это практически весь спектр “независимых” от Империи групп, движений, инициатив, течений мысли и т.п. – экологи и феминисты, анархисты и социалисты, правозащитники и зоозащитники, вегетарианцы и ЛГБТ-комьюнити, представители субкультур и фан-клубы музыкальных групп...

Множеству у Хардта и Негри противостоит “Империя” – такой же децентрированный социальный агент, некий сетевой симбиоз транснациональных корпораций и западных национальных государств (при доминации первых), который используя инструменты контроля и мягкие, непрямые формы принуждения, паразитирует на витальности и креативности множества и осуществляет экспансию своих универсальных ценностей по всему миру. В то же время Империя и множество парадоксально нуждаются в друг друге. Из теории Негри-Хардта вытекает, что Империя есть необходимый и прогрессивный по отношению к прошлым социальным формам пункт мирового общественного развития. Таким образом, стратегическая задача “левых” состоит не только в том, чтобы оппонировать Империи, но и не мешать (а в каком то смысле даже и помогать) продвижению ее универсальных ценностей на мировой арене.

Но в реальности никакой Империи нет. Есть империализм, есть империалистические национальные государства с четкими, осознанными империалистическими интересами, есть процессы групировки этих государств в империалистические блоки, есть конкуренция между империалистическими странами и блоками, есть принципиальная невозможность для корпораций обойтись без национального государства. Есть мировое разделение труда, при котором наиболее современные высокотехнологические отрасли производства, а также вершины технологических цепочек традиционных производств сконцентрированы в странах 1-го мира. На долю этих же стран (приблизительно 1/7 населения Земли) приходится большая часть мирового потребления товаров и услуг. Отрасли производства, требующие приложения значительных объемов материального труда, равно как и зоны недопотребления и нищеты вынесены в менее развитые страны Азии, Африки и Латинской Америки (4). Именно это и является объективной основой теоретических построений Негри-Хардта и других “левых постмодернистов”, которые, преподнося локальный и относительный феномен доминации “нематериального” труда как всеобщий факт, скрывают, затушёвывают его действительное содержание.

Империи нет, а множество есть. Правда суть и причины его не те, что указывают авторы концепции. К сожалению, история левого движения XX века это история побед оппортунизма и контрреволюции. И наиболее ядовитые плоды эти поражения пролетариата принесли на почве теории. Но постмодернизм гораздо хуже самого откровенного оппортунизма – оппортунизм еще можно критиковать с позиций целостной теоретической доктрины, объясняющей прошлое, рефлектирующей настоящее и имеющей четкий образ будущего. Любая же постмодернистская концепция является по сути нагромождением фрагментарных, субъективистских понятий, вне всякой системности, да к тому же изложенных на “птичьем языке”.

Отказ от целостного видения мира – постмодернизм, будучи тем или иным путём инкорпорирован в левую идею, приводит в конечном счете ни к чему иному, как к идейной капитуляции, к полному теоретическому разоружению перед господствующим классом. И это по сути произошло с левой мыслью на Западе.

Негри и Хардт утверждают, что множество является единственным носителем витальности и креативности в постмодернистской вселенной. Но это невозможно, ведь даже сами апологеты постмодерна констатируют, что духовное состояние человека ориентирующегося на постмодернистские ценности - отрицание любой этической системы как неизбежно “тоталитарной”, отрицание объективного смысла как открывающего путь к “тоталитаризму”, отрицание любых “больших нарративов”, отрицание как “тоталитарной” любой йдейности, направленной на радикальное преобразование настоящего – это состояние глубоко деструктивно для человеческой психики. Наверное поэтому мы не видим среди подавляющего большинства адептов того или иного “множества” настоящей убежденности. Как правило, их участие в жизни данного сообщества это не более чем способ времяпровождения, lifestyle, своего рода коллективная психотерапия.

Подлинная витальность и креативность вызревают сейчас среди массы угнетенных в бурлящем котле азиатских и латиноамериканских стран. И эти массы как никогда остро нуждаются в теории, в руководстве к действию. И вот тут то и обнаруживается главный отрицательный эффект краха левой мысли на Западе. Массы тянутся к теоретическому знанию как оружию в практической борьбе, обращаются к интелектуальному потенциалу западных стран с богатой левой традицией. И что же они находят? Предложения Негри-Хардта о методах борьбы против Империи: отказ от половых табу, креативная разработка эпатажных образов, пирсинг, ирокез, операции по перемене пола; рассуждения феминистов о необходимости полового равноправия в словоупотреблении (“he or/and she” ); еще более “продвинутые” размышления о полной социальной обусловленности половых различий (“гендер“) и т.п. Я очень сомневаюсь, что подобные проблемы глубоко волнуют скажем рабочих индийских заводов или батраков в Аргентине.

Между тем, воодушевленные своей “прогрессистской” миссией левые интеллектуалы-постмодернисты предпринимают усилия распространить свой “интеллектуальный дискурс” в глобальном масштабе. Сколько миллиардов человеко-часов было потрачено на всевозможных регулярных Социальных Форумах, обсуждавших “проблемы” множества? Скольким девственно чистым умам была навязана ложная картина мира на этих конгрессах левого постмодернизма? Это всё равно что на фронте подвезти в истекающую кровью дивизию холостые патроны!

Сомнительно также, чтобы практика сетевых “множеств” принесла какие-то положительные результаты в относительно развитых странах. Множества принципиально не могут добиться ничего иного кроме локальных, временных и часто двусмысленных улучшений, по причине того, что принципиально не имеют стратегии, общего плана, центра, и, самое главное, принципиально не ставят вопрос о необходимости тотальной и радикальной трансформации этого общества. Зато, по этим же самым причинам, в определенных ситуациях, они очень могут пригодится империализму как актив т.н. “бархатных революций”.

Было бы вульгарным социологизмом полагать, что экономическое лидерство западных стран обеспечивает им лидерство в духовном производстве нашей эпохи. Молодым интеллектуалам и передовым рабочим стран Азии, Африки и Латинской Америки необходимо критически изучать мировое наследие левой мысли, не преклоняясь перед модными “авторитетами”, базируясь на фундаментальных теоретических основах - материализме и диалектике. Без этого победа над Капиталом невозможна.

Примечания.

1. Negri A., Hardt M. Empire. L, 2001. Negri A.,Hardt M. Multitude: War and Democracy in the Age of Empire. NY, L, 2004
2. Negri A. Approximations: Towards an Ontological Definition of the Multitude. - In: N/E, February 2004. р. 12.
3. Empire, p. 256
4. Данные Департамента трудовой статистики Министерства труда США (U.S. Bureau of Labor Statistics) дают следующую картину структуры занятости в этой стране: cельское хозяйство - 0,34% от общего числа занятых, cтроительство и добывающая промышленность - 5,04%, ремонтные рабочие - 4,04%, промышленные рабочие - 7,74%, транспорт и складские услуги - 7,28%. Итого непосредственно материальным трудом заняты 24,44%. Более ¾ общего количества занятых приходятся на долю продавцов (10,64%), клерков (17,40%), работников образования (6,19%), отраслей сферы услуг, менеджмента и индустрии развлечений.
Cтруктура занятости в Китае характеризуется такими данными: сельское хозяйство 50%, промышленность 24%, сфера услуг 26% (1998). Схожая картина в Индии: сельское хозяйство 67%, промышленность 15%, сфера услуг 18%.

Дмитрий Кремнёв.
Subscribe

  • из классики

    class="repost"> Роза Люксембург ВВЕДЕНИЕ в ПОЛИТИЧЕСКУЮ ЭКОНОМИЮ М.: издательство социально-экономической литературы. 1960 От редакции…

  • Великая французская революция по-социалистически

    Жан Жорес СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ ФРАНЦУЗСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ М.: Прогресс. 1976-1983 Перевод с французского в 6-ти томах Монументальный,…

  • из истории 1-го Интернационала

    Первый Интернационал. В 3-х тт. / под редакцией И.А.Бах (отв. ред.), Л.И.Гольмана, В.Э.Куниной Часть 1. 1864-1870 (М.: Мысль. 1964) Часть 2.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments